Эссе цветаева мой пушкин

Почему она жалела Наполеона? Возможно, искала, и, может, находила виновных в его разрушительной силе, деле, в падении, уверенная, что когда-то он был хорошим. Обнаженная искренность. Другой, если даже думает так, не признается. Странно, что мало кто судачил об этом в поселке, а если и говорили, то чуть касаясь… от того эта история любви казалась загадочной, неотвратимой, оправдывающей этих двух возлюбленных.

Александр Сергеевич Пушкин! Это имя знакомо каждому человеку. Но никто не любил Пушкина так, как Марина Цветаева, известная русская поэтесса. «Мой Пушкин» назвала Цветаева одно из эссе-воспоминаний. «Мой» в этом сочетании явно превалировало, и многим современникам.

Так что в этих воспоминаниях-размышлениях для меня сошлись две большие любви. Цветаева пишет прекрасно. Это не просто впечатления, ощущения и ее видение Пушкина, это целый мир, описанный белым стихом, стихами в прозе. Цветаева потрясающе передает самые ранние детские впечатления, такие непосредственные, но важные, и то, как они повлияли на нее уже потом, в последующей взрослой жизни, во что трансформировались. В красной комнате был тайный шкаф. Но до тайного шкафа было другое, была картина в спальне матери - "Дуэль". Снег, черные прутья деревец, двое черных людей проводят третьего, под мышки, к саням - а еще один, другой, спиной отходит.

«Мой Пушкин» Цветаевой (Виктория Швейцер)

Ибо нету сыска Пуще, чем родство! Цветаева пишет изнутри собственного опыта, ибо такие глубины рождения стиха доступны только поэту. Примером вальсингамовой-пушкинской Песни Цветаева подтверждает главный тезис своей статьи о над-нравственной природе искусства. Песня — как Поэзия вообще — высшее проявление Чары — прославление стихии — в конце концов, с точки зрения религии — кощунство. Это подтверждается и другими настоящими поэтами, в частности Тицианом Табидзе и Борисом Пастернаком, переведшим с грузинского эти стихи Табидзе: Не я пишу стихи. Они, как повесть, пишут Меня, и жизни ход сопровождает их.

Пожалуйста, подождите пару секунд, идет перенаправление на сайт...

Ибо нету сыска Пуще, чем родство! Цветаева пишет изнутри собственного опыта, ибо такие глубины рождения стиха доступны только поэту. Примером вальсингамовой-пушкинской Песни Цветаева подтверждает главный тезис своей статьи о над-нравственной природе искусства.

Песня — как Поэзия вообще — высшее проявление Чары — прославление стихии — в конце концов, с точки зрения религии — кощунство. Это подтверждается и другими настоящими поэтами, в частности Тицианом Табидзе и Борисом Пастернаком, переведшим с грузинского эти стихи Табидзе: Не я пишу стихи.

Они, как повесть, пишут Меня, и жизни ход сопровождает их. Это случается даже с гением. И кто же тогда вьет гнездо?

И есть ли вообще такие птички?.. Проза подтверждала с вызовом брошенное в стихах: Пушкинскую руку Жму, а не лижу. С ней жил свободный дух Пушкина, она преломляла его в себе, он сопутствовал ей в любую минуту жизни. Потрясенная женитьбой Пастернака, Цветаева писала в уже цитированном письме к Р. Последняя ставка на человека. Но остается работа и дети и пушкинское: "На свете счастья нет, но есть покой и воля"...

Работа, дети, Пушкин — именно в этой последовательности — то, что пребудет с ней до конца. Теоретические построения Цветаевой составляют нерасторжимое целое с логикой литературного анализа. Это будет последнее у нее о Пушкине, последнее обращение к детству, вообще — последняя работа о литературе. Во-первых, это работа в новом для нее жанре. Такое исследование требует особого углубления в текст, но не лишает его широты взгляда и обобщений.

Невероятным на первый взгляд и убедительным в свете цветаевской логики кажется сопоставление Пугачева с Дон Кихотом...

Я упоминала о силе и убедительности ее логической мысли. Но теперь не логика мысли, а логика искусства ведет размышления Цветаевой. Логика искусства теперь оказывается нужнее и убедительней логики мысли и слов.

Но было бы слишком смело говорить о новом этапе, если бы не еще одно. Она шла к этому открытию постепенно, от одной литературно-теоретической работы к другой, освобождаясь от чрезмерной сложности и словесного буйства. Конечно, стиль зависел от темы и задачи вещи. Они свидетельствовали о явлении нового качества — мудрости исследователя, мудрости, которой не требуется никаких излишеств, которой достаточно самой себя. Отсюда должны были открыться новые возможности. Не состоялось.

На этой вершине оборвался Пушкин Цветаевой. Жизнь повернулась так, что ее творческая деятельность была прервана осенью 1937 года. Цветаева избирательна — в этой области больше, нежели в любой другой. По ее письмам к Г. Не потому ли осталась в набросках поэма или драма о Сергее Есенине, задуманная под ударом от его самоубийства? Это не связано ни с политикой, ни с личными отношениями — лишь с поэзией. Цветаева не написала отдельно о Маяковском, хотя такое намерение у нее было.

Последовательно в трех статьях Цветаева продолжает размышлять над путем Маяковского. Святополк-Мирский, глядящий на Пушкина и Маяковского с позиций отвлеченно-социологических, чисто внешних, мог вызвать раздражение. В ее рассуждениях о Маяковском мне слышится оттолкновение от Мирского. Брак, которого как всякого претерпеваемого насилия он стыдится и из которого рвется...

Совесть человека, которая требует от него служения своему времени, Маяковский поставил выше совести поэта, предписывающей ему свободу от любых интересов, кроме поэзии.

Превозможение поэта в себе — существеннейшая особенность Маяковского в понимании Цветаевой. В отличие от Святополк-Мирского, она рассматривает творчество и судьбу Маяковского с точки зрения человеческой, психологической — с точки зрения поэта. Трагическая жизнь Маяковского, в которой постоянно боролись человек и поэт, кончилась трагическим выстрелом.

В эмиграции циркулировали слухи, что Маяковский покончил с собой, разочаровавшись в советской действительности. Не вступая в прямой спор ни с кем из хулителей Маяковского, Цветаева продолжает утверждать величие его как поэта революции, в этом видя его призвание.

Конфликт, приведший его к гибели, ей кажется не до конца ясным. И хотя двумя фразами раньше она как будто поясняет эту формулу, она все еще допускает разные толкования. Одно из них: Маяковский расправился с поэтом в себе, когда понял, что поэт — читайте его сатирические стихи и пьесы последних лет — враждебен тому, чему Маяковский-человек считал себя призванным служить, Маяковский разбился о время.

Могла ли Цветаева считать его врагом? Эти воспоминания — единственные в своем роде, ибо нигде не ставила Цветаева себе задачи низвергнуть поэта. Она сполна отвечает на прошлое недоброжелательство Брюсова. В ранней юности она страстно увлекалась стихами Брюсова — тем горше ее разочарование, чем больше и неоправданней кажется прошлое увлечение. Странно: читая эссе, иронизируешь, негодуешь, злорадствуешь вместе с Цветаевой, но по окончании чтения не чувствуешь никакой враждебности к Брюсову.

Ибо, наряду с развенчанием Брюсова-поэта, это — гимн его уму, умению трудиться, силе и образованности, преодолевшим его природу не-поэта — случай обратный Маяковскому—и сделавший из Брюсова писателя, переводчика, организатора крупнейшего литературного движения века, учителя поэтов. Декларируя неприятие Брюсова, Цветаева временами не может сдержать восторга и восхищения им. Что же говорить о Мандельштаме и Волошине, с которыми ее связывали дружба, воспоминания молодости и радости?

Цветаева прочла очерк Г. Иванова с опозданием и немедленно ринулась в бой. Цветаева поостыла, возможно, поняла неоправданную резкость своей оценки. Ведь даже если бы Мандельштам прочел очерк Г.

Иванова, он не мог бы ответить. Она делает это с блеском. Мандельштам предстает на ее страницах действительно живым: ни на кого не похожим, чуть-чуть чудаковатым, непрактичным, необязательным, не очень земным — ребенком и мудрецом — поэтом. Да, Цветаева пишет о нем с юмором и с иронией, но главное — с любовью, пониманием и снисходительностью к его слабостям, таким ничтожным рядом с его огромным даром. Вероятно, Цветаевой было радостно работать над этими эссе.

Работать — но не публиковать. Вопрос об отношениях Цветаевой с редакциями, где она печаталась, и с эмиграцией в целом сложен, и я не возьму на себя смелость выносить окончательное суждение, а изложу свое о нем представление. Русская эмиграция не была чем-то единым, она состояла из отдельных людей, объединявшихся зачастую по политическому признаку или продолжавших отношения времен довоенных, дореволюционных, военных.

Такова была дружба Цветаевой с С. Волконским или с К. Бальмонтом, отношения Эфрона с семьей Богенгардтов. Вокруг нее были люди, они и притягивались к ней и отталкивались от нее; многих она сама отталкивала, потеряв к ним интерес. Полного одиночества, которое представляется, когда говоришь о Цветаевой в эмиграции, не было.

Семья Лебедевых, А. Слоним, А. Туржанская, А. Тескова — со всеми она познакомилась еще в пражские времена. В Париже появились С. Андроникова, Е. Извольская, В.

Отношения менялись, случались взаимонепонимание и обиды, ссоры и примирения. Аля у нас жила днями, неделями... Полистайте письма Цветаевой: вы найдете в них имена многих людей, с которыми она была знакома, встречалась, обменивалась мнениями. Среди них — известные и замечательные деятели русской культуры: Лев Шестов, Н.

Бердяев, Г. Федотов, С. Прокофьев, отец Сергий Булгаков, В. Ходасевич, Е. До раскола евразийства она была связана с евразийцами, бывала на их выступлениях, с ними встречала Новый год. Имя Цветаевой было достаточно известно. Литературная молодежь искала ее дружбы и советов. Ее успех в эмиграции не был и не мог быть массовым — он не был бы таким и в Советской России — в силу самого склада ее души и поэзии.

Но читатели, слушатели, почитатели Цветаевой — были. Правда, немало было и недоброжелательства: она заскочила не в свое время. Она это понимала... Проблема отношений Цветаевой с редакциями тоже неоднозначна. В довоенной русской эмиграции существовало множество разного толка и направлений газет, журналов, сборников, альманахов. Одни сменяли другие, конкурировали и открыто враждовали друг с другом.

Мой Пушкин

Это имя знакомо каждому человеку. Но никто не любил Пушкина так, как Марина Цветаева, известная русская поэтесса. Это была не просто любовь.

"Мой Пушкин" Марины Цветаевой

Тесковой 2 января 1937 г. И ее же мысли, высказанные в письме к В. Буниной 11 марта 1937 г. Цветаевские впечатления абсолютно личностные, исключительно, как она подчеркивала, живые, далекие от каких-либо канонических взглядов на Пушкина. Наполнены они свежим ароматом детских эмоций и ассоциаций. И это особенно ценно, так как порой мы приучаем учеников мыслить стереотипами. Какие же части цветаевской литературной сонаты — а именно так хотелось бы определить жанр ее произведения — заслуживают особого внимания? Прежде всего — это раздел, посвященный памятнику А.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Марина Цветаева "МОЙ ПУШКИН"

Цветаева “Мой Пушкин” сочинение

Она не отнимала Пушкина у других, просто ей хотелось, чтобы они прочли его её глазами, глазами и сердцем ребёнка, то есть первое прочтение без помощи и вмешательства взрослых. С детских лет она рассматривала эту картину, рано узнала, что Пушкин был убит на этой дуэли пулей в живот, и уже тогда поняла, что поэт не тот, кто рифмует строки, а живой человек, который может испытывать боль, страдание, как любой другой… Вот поэтому ей всю жизнь было тесно в рамках прохладной почтительности. Цветаева: "Первое, что я узнала о Пушкине, это — что его убили. Потом я узнала, что Пушкин — поэт, а Дантес — француз. Дантес возненавидел Пушкина, потому что сам не мог писать стихи, и вызвал его на дуэль, то есть выманил на снег и там убил его из пистолета в живот.

Продолжительность: Ключом к пониманию произведения будут слова поэтессы из письма к А. А. Тесковой (2 января г.): “Мой Пушкин – это Пушкин. Читать бесплатно онлайн книгу «Мой Пушкин» полностью, автор Марина Цветаева ISBN: , в электронной библиотеке put-up.ru

.

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Цветаева Марина - Мой Пушкин. Пленный дух
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 4
  1. Саломея

    В этом что-то есть. Понятно, спасибо за помощь в этом вопросе.

  2. Александра

    Всё выше сказанное правда. Давайте обсудим этот вопрос.

  3. Евгений

    Я что-то пропустил?

  4. Эмиль

    Подтверждаю. Так бывает. Можем пообщаться на эту тему.

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных