Кафка замок смысл

Пользователю можно задать вопрос Смысла нет. Не в романе — его просто нет в мире. Точнее, в мире нет человеческого смысла, а человеческие смыслы решаются и регулируются людьми, не имеющими человеческих черт. Что они есть, что нет их. Они не бессмысленны для него, но они бессмысленны в мире; потому что мир — не о нём, и повествование — не о нём.

Художественный анализ романа «Замок» Франца Кафки: сюжет, в Замок. В каком-то смысле Кламм является для деревенского населения Богом. В «Замке» Кафка изобразил систему, или конструкцию, как он сам это что эта работа имеет смысл и обеспечивает порядок, но чем дальше землемер.

Оценка: 5. Хочу всегда чувствовать себя свободно" Ф. Кафка "Замок" Шесть неполных дней и пять ночей, которые землемер К. То есть остаются мелкие вопросы технического характера, но это не меняет сути дела. Обычно это плохо, потому что если после прочтения нет желания подумать над произведением, позадавать самому себе вопросы, углубиться в авторскую тайну так хочется назвать пресловутый образ автора, который проглядывает то там, то сям в тексте , перечитать какие-то места чтобы лучше разобраться, - произведение прошло мимо, то ли в силу своей легковесности, то ли тотального несовпадения с твоим собственным внутренним миром.

Из чего состоит абсурд Франца Кафки

Вы не из Замка, вы не из Деревни. Вы ничто. С момента его публикации в 1926 году самые разные интерпретации сменяли друг друга: от рассмотрения конфликта романа в социальном ключе набившая оскомину борьба индивида с бюрократическим аппартом до психоаналитических интерпретаций сюжета, который, по мнению ряда исследователей, отражает сложные отношения Кафки с отцом, невестами и окружающим миром. На отдельную полочку роман поставили экзистенциалисты, видевшие в Кафке предтечу, который впервые заговорил о трагичности бытия и экзистенциальном одиночестве человека. Сказать, что какая-то из интерпретаций верна — значит низвести необъятный роман до частности. Обладания нет, есть лишь бытие, бытие, требующее последнего вздоха, удушья.

Кафка, Замок, Бог

Оценка: 5. Хочу всегда чувствовать себя свободно" Ф. Кафка "Замок" Шесть неполных дней и пять ночей, которые землемер К. То есть остаются мелкие вопросы технического характера, но это не меняет сути дела.

Обычно это плохо, потому что если после прочтения нет желания подумать над произведением, позадавать самому себе вопросы, углубиться в авторскую тайну так хочется назвать пресловутый образ автора, который проглядывает то там, то сям в тексте , перечитать какие-то места чтобы лучше разобраться, - произведение прошло мимо, то ли в силу своей легковесности, то ли тотального несовпадения с твоим собственным внутренним миром. Но Замок написан удивительно. Он сложен для чтения, местами зануден, но не дает бросить чтение или просто расслабиться и перелистнуть страничку.

Он как будто снова и снова наталкивает тебя на размышления своими бесконечными монологами ведь на самом деле диалоги "Замка" постоянно превращаются в монологи или серию последовательных монологов. Поэтому когда автор оставляет тебя на пороге очередного монолога, который заводит мать Герстекера, возникает ощущение того, что уже ничто и никогда принципиально не изменится и что все плохое, что должно было произойти с землемером, уже произошло, дальнейшее не важно.

Землемер К. Неизбежно возникает конфликт между землемером и миром, конфликт, в ходе которого меняется только землемер, и меняется не в лучшую сторону. Что же представляет собой этот мир, столь враждебный несчастному землемеру? Это мир тотальной оппозиции "Замок - Деревня". Причем Замок представляет собой некое высшее, чистое и светлое начало, а Деревня - прозу и мерзостность жизни. Оппозиция выдерживается на протяжении всей книги, во множестве противопоставлений. Замок стоит на горе, Деревня в низине.

Воздух в замке другой, видимо чистый и свежий, поэтому чиновники из Замка долго не могут находиться в Деревне и дышать ее затхлым воздухом. Высшее благо для деревенских - попасть в Замок в качестве слуг.

Но для такой работы отбирается не каждый - людей отбирают по внешней привлекательности. Так, крестьяне, посетители постоялого двора, на котором землемер ночует в вечер своего приезда, имеют внешность, которая вызывает в памяти внешность крестьян с картин Брейгеля - грубые, почти карикатурные лица: "казалось, их били по черепу сверху, до уплощения, и черты лица формировались под влиянием боли от этого битья".

В гостинице же, там где собираются слуги, каждый из которых в прошлом житель этой же деревни, лица уже другие. Все это были люди небольшого роста, очень похожие с первого взгляда друг на друга, с плоскими, костлявыми, но румяными лицами".

Автор много внимания уделяет изобразительному ряду, который должен подчеркнуть превосходство того, что связано с Замком. Так, слуги носят одежду, облегающую стройные тела. Помощники, Артур и Иеремия, красивы. Красив Варнава, которому разрешено входить в Замок.

Красива женщина, жена кожевенника, служанка из Замка. Мечта каждого - хоть немного приблизиться к Замку. Те, кому разрешено бывать в Замке приносят оттуда слухи, так напоминающие мифы о небожителях. Вот как выглядит чиновник Кламм, о котором столько говорят в романе, но которого никто так и не увидит: "Он выглядит совершенно иначе, когда появляется в Деревне, чем когда оттуда уходит; иначе - до того, как выпьет пива, и совсем иначе потом; когда бодрствует - иначе, чем когда спит; иначе - в беседе, чем в одиночестве, и, что, конечно, вполне понятно, он совсем иначе выглядит там наверху, в Замке.

Но даже в Деревне его описывают по-разному: по-разному говорят о его росте, о манере держаться, о густоте его бороды, вот только его платье все, к счастью, описывают одинаково - он всегда носит один и тот же черный длиннополый сюртук". Кламм обладает классическими свойствами сказочного существа: неопределенностью облика и местонахлждения. Слуги, грубоватые румяные мужички в буфете гостиницы, в замке, якобы, имеют огромное влияние. Они могут воздействовать на господ и зачастую даже руководить ими.

Подобные легенды передаются из уст в уста, ими подчуют и землемера. Если даже слуга окружен неким волшебным ореолом, то что касается графа, владельца замка, то это фигура совершенно недосягаемая. Лишь в начале романа, когда К. Больше о графе упоминаний нет. И неудивительно. Любой секретарь так значительно отделен от жителей Деревни, так возвышен, что обычные чиновники кажутся невероятно значимыми персонами, теми, сам спуск которых в долину является событием.

А ведь эти чиновники довольно мелки, по слухам есть гораздо более могущественные, над которыми находятся еще более могущественные. Неудивительно, что сам граф теряется за эти стремительно нарастающим блеском, сливающемся в неком ослепительном сиянии благородства. Там, за сиянием, совершенно недостижимый и непостижимый граф ведет свою недостижимую и непостижимую жизнь.

Поэтому в дальнейшем в романе граф ни разу не упоминается, используется некое безличное "господа" для определения старших по должности жителей Замка. Именно так в своих мыслях землемер называет чиновников.

И в самом деле, справедливо: согласившись остаться на графской службе, он превратился в зависимого человека, положение которого, вдобавок, не определено, а согласно логике здешних мест это значит, что оно крайне низкое, рядом с крестьянами, и начальником для него является каждый, кто занимает хоть какой-то пост.

Как устроено общество, в которое попал К.? Судя по словам Ольги: "считается, что мы все принадлежим Замку", это традиционное общество, то, каким оно было до первых буржуазных революций. По крайней мере, вся атрибутика описаний крестьянской жизни, вся логика служебных и социальных взаимоотношений говорит именно об этом.

Конечно, это не совсем средневековое общество, так как устрашающей пирамиды чиновников, описанной в Замке, во времена феодализма не было, скорее это напоминает древнеегипетскую цивилизацию с мириадами писцов, бдящих интересы фараона и наблюдающих за крестьянами и рабами. Да, каким-то непостижимым образом описывая жизнь в Деревне Кафка создает впечатление жизни в империи. Непостижимым только потому, что Деревня мала, да и Замок вроде бы невелик, по крайней мере, так видит его К.

Стаи ворон кружились над башней". Но это не меняет сути, с каждым часом, проведенным в деревне, Замок в сознании Землемера превращается в мощную, все более и более неодолимую силу. Для создания эффекта мощи, огромности, бесконечности Кафка использует прием гиперболизации, повторения, нагнетания.

Вот как описывает староста кабинет чиновника Сортини, утомительно бесконечную переписку с которым он только что обрисовал землемеру: "в его кабинете даже стен не видно - везде громоздятся огромные груды папок с делами, и только с теми делами, которые сейчас в работе у Сордини, а так как все время оттуда то вытаскивают папки, то их туда подкладывают, и притом все делается в страшной спешке, эти груды все время обрушиваются, поэтому непрерывный грохот отличает кабинет Сордини от всех других".

Само описание дела о прибытии землемера, чрезвычайно многословно и утомительно, именно это многословие создает впечатление чего-то мощного и жестокого, порабощающего человека.

Многословны и утомительны речи всех обитателей Деревни, как только они касаются Замка и организации жизни. И работы в Замке. Вот как Ольга описывает хождения своего брата по канцеляриям: "Служит ли он на самом деле в Замке? И даже если канцелярии принадлежат Замку, то те ли это канцелярии, куда разрешено входить Варнаве? Он бывает в канцеляриях, но они - только часть канцелярий, потом идут барьеры, а за ними другие канцелярии. И не то чтобы ему прямо запрещали идти дальше, но как он может идти дальше, раз он уже нашел своих начальников, и они с ним договорились и отправили его домой.

Но ты не должен представлять себе эти барьеры как определенные границы. Варнава всегда твердит мне об этом. Барьеры есть и в тех канцеляриях, куда он ходит, но есть барьеры, которые он минует, и вид у них совершенно такой же, как у тех, за которые он еще никогда не попадал, поэтому вовсе не надо заранее предполагать, что канцелярии за теми барьерами существенно отличаются от канцелярий, где уже бывал Варнава".

Гротескное движение речи по кругу, постоянное повторение слов "канцелярия" и "барьеры" создают впечатление колоссальной махины, в которой человек теряется.

Огромность служебного аппарата сродни веренице канцелярий, теряющихся в бескрайней спирали, устремленной куда-то вверх. Но если бюрократия могущественна, то жители Деревни воспринимают себя как малых и бессильных. Ощущение ничтожности и никчемности пронизывает речь героев в те моменты, когда они говорят со старшими по положению в обществе или когда говорят о Замке. Речи Ольги в этом смысле просто идеальны, большей потери себя как личности, самоуничижения и самоуничтожения невозможно представить.

По контрасту, как только речь заводится с человеком низшего или неопределенного положения, жители Деревни становятся откровенно грубы. Чем больше землемер борется за определенность своего положения, тем неопределеннее становится оно, и тем заносчивее и наглее становятся по отношению к нему люди. Хозяйка гостиницы называет его "оболтус" и разговаривает с ним в грубейшем приказном тоне, а горничная Пепи в своем монологе столько раз употребляет по отношению к нему слова "ничтожный" и "ничтожество", что становится понятно, что в этом мире, где позиция человека определяется непонятным образом и неизвестно кем, но известна всем, у землемера положение изгоя.

Как итог, движимый обстоятельствами, отсутствием жилья и сносной работы, К. Произошло превращение человека в "винтик". Личность, индивидуальность, если не разрушена, то сильно пострадала. Но тем интереснее, что сам дух имперского государства нового времени ярко ожил в его романе. Ведь несомненно, что и Сталин и Гитлер были императорами, и несмотря на свою внешнюю обращенность к народу отделены от него наподобие небожителей.

Чиновничий аппарат обоих государств был велик и хорошо организован. Он являлся совершенно необходимой частью жизни, о чем говорит, например, большое количество канцеляризмов и аббревиатур в жизни того времени это очень чувствуется, когда читаешь прозу того времени - и прежде всего Платонова, Зощенко, Ильфа и Петрова. Интересно и то, что после прочтения Кафки становятся видны и родовые черты империй как таковых, начиная с древнейших, ирригационных. Вот они. Тоталитаризм в управлении общественной жизнью, и связанное с ним упрощение социальных отношений, их четкая регламентированность.

Огромна роль ритуалов в организации традиционных обществ: снимание шляпы, преклонение колен, право сидеть или стоять при сюзерене воспитывают у человека четкое осознание своих возможностей, и тем самым упрочивают систему.

Тоталитарные режимы не менее традиционного общества зависимы от ритуалов: обращения друг к другу "товарищ", "хайль", славословие вождю, массовые митинги и демонстрации, единственно правильное изложение событий в рамках выработанных традиций. Всё это мы находим в романе Кафки в огромном количестве. Право разговаривать с тем или иным чиновником, бесконечные славословия в адрес Кламма, если речь заходит о нем в каком либо контексте, правила и обязанности, обязанности и правила...

Создание мощного бюрократического аппарата патримониального типа а именно таков тип бюрократии в России, особенно в нынешнее время - она не эффективна, но влиятельна, ибо выполняет не функции рациональной бюрократии, а функции представительства и социализирования идей управления. Причем к бюрократии социальной добавляется бюрократия партийная, то есть идеологическая, параллельно управляющая страной. В античных империях ее аналогом была жреческая бюрократия. Обожание господ в купе с обожествлением, так верно выраженное Кафкой и реально существовавшее в империях прошлого столетия.

В древнем Египте фараона обожествляли. Всемогущие Сталин с Гитлером были столь могущественны, что по сути сакральны. Да и обожание их было невуероятным: люди гибли и именем Сталина на устах. Невероятны оторванность от рядовых жителей в сочетании с вездесущностью свойства божества! Вспомним сцену, в которой землемер ждет Кламма, а тот не выходит, каким-то сверхъестественным образом зная о том, что низшее существо пытается с ним встретиться, чего не должно произойти просто как противоречие законам физики.

Страх наказания. В тоталитарном обществе люди живут в страхе перед последствиями, которые могут возникнуть из любого непредвиденного поступка.

«Замок», анализ романа Франца Кафки

Дмитриева Людмила Свои произведения Франц Кафка создавал с 1911 по 1924 гг. Ощущение трагизма и неустойчивости мира звучит в каждом романе и новелле писателя. Общество перестало восприниматься как общность, человек уже не видит в нем опору и защиту, он чувствует исходящую от него угрозу. Теряется вера и в Бога, и в Разум, мир кажется абсурдным. Его идею нельзя свести к какой-то одной мысли.

Пожалуйста, подождите пару секунд, идет перенаправление на сайт...

Какая дорога ведет к "Замку" анализ романа Ф. Кафки "Замок" и других его произведений. Книга вышла в свет в 1926 году, после смерти ее создателя, так и оставшись незавершенной. История некоего К. День седьмой для К. Сама попытка издателя предложить некое окончание незавершенной книги не представляет собой ничего из ряда вон выходящего. В мировой литературе есть тому примеры. Сюжетный рисунок произведения очень прост и одновременно сложен — не в силу закрученных ходов и запутанных историй, а из-за притчеобразности, параболичности, символической многозначности. Сновидчески зыбкий художественный мир Кафки, поглощает читателя, затягивает в узнаваемо-незнакомое пространство. Ситуация, в которой пребывают жители Деревни, не прояснена для читателя с точки зрения законов реальной социальной структуры, не имеет видимых истоков, проистекает скорее из какого-то неявного страха, даже ужаса перед Замком, перед его абсолютной властью.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Франц Кафка. Замок

Замок (роман)

В нём писатель поднимает важную теологическую проблему пути человека к Богу. Реалии жизни в нём присутствуют постольку поскольку: художественное пространство романа ограничено Деревней и возвышающимся над ней Замком, художественное время меняется иррационально и без объяснения причин. На протяжении всего романа разные герои подчёркивают, что между Деревней и Замком нет особой разницы, и в этом явственно прослеживается одно из основных положений христианского вероучения о слитности и нераздельности земной и небесной жизни. О нём известно лишь то, что сейчас зима и продлится она, скорее всего, целую вечность, поскольку приход весны по словам Пепи, временно заменяющей буфетчицу Фриду — кратковременен и нередко сопровождается выпадением снега. Зима в романе — это авторское восприятие человеческой жизни, погружённой в холод, усталость и постоянные снежные препятствия. В этом произведении нет резких спадов и подъёмов.

Хочу всегда чувствовать себя свободно": Ф. Кафка "Замок": Шесть . как и большинство речей обитателей Замка и Деревни. Смысл их. Интересные рецензии пользователей на книгу Замок Франц Кафка: На Поэтому, видимо и писать дальше не было смысла, так как встреча с. Имя Франца Кафки прочно ассоциируется с абсурдом. свою работу он не любил, тяготился ей и считал смыслом своей жизни литературу. глава деревни из Замка. Жена уходит за подмогой, топча циркуляры.

Сюжет[ править править код ] Герой романа, называемый только инициалом К. Сыну младшего кастеляна Замка, который пытается выставить К. Тем не менее, оказывается, что вход в Замок без специального разрешения, которого нет у К. С помощью посыльного Варнавы и его сестры Ольги К.

Проблематика романа Ф. Кафки Замок

.

В чем смысл романа «Замок» Франца Кафки?

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Франц Кафка «Замок». Анализ романа.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 1
  1. Пахом

    Было бы желание, остальное встанет Секретарша должна знать и хорошо выполнять три команды- “сидеть”, “лежать” и “факс” Дети на заднем сидении приводят к несчастному случаю, несчастный случай на заднем сидении приводит к детям. Некоторых язык до Киева доводит, а некоторых – до оргазма… Где совок – там и мусор.

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных